?

Log in

No account? Create an account
Этот поезд в огне
журнал обозревателя
Recent Entries 
20th-May-2014 12:59 pm - Отъезд

Фанатики всегда удивляются, когда прагматики говорят им: "Спасибо, вы свободны"

Уезжая в Китай, президент Путин объявил, что войска, учившиеся военному делу настоящим образом вдоль украинской границы, возвращаются в места постоянной дислокации. Правда, Запад поспешил заявить, что никакого отвода им из Брюсселя и Вашингтона пока не видно, да и объявление об отводе это не первое. Но в данном случае все-таки есть основания рассуждать об отъезде – если учесть сдержанную, высказанную сквозь зубы, готовность подумать над признанием выборов президента 25 мая, и сигнал донецким и луганским «федералистам» не проводить референдумы 11 мая.

Когда этот сигнал был «федералистами» проигнорирован, впервые возникли основания под несколько смутным до того момента ощущением, будто донецкий и луганский хвост пытается вилять российской собакой. Нет, по-прежнему нет особых сомнений в том, откуда задул ветер «федерализма». Но в какой-то момент те, кто считал себя хозяином выключателя вентилятора, кажется, обнаружили, что ветер как-то отчасти дует сам. Хозяин вентилятора подвинул рычажок скорости вращения лопастей – «Отложите референдум» -- а лопасти продолжали вращаться, как ни в чем ни бывало.

Если в случае с обменом мнениями о референдуме еще можно предполагать, что вслух просившие отложить в это же время подмигивали, делали пассы руками и шепотом в сторону говорили: «Да, да, конечно проводите!» -- то в следующей серии началось уже такое, что пришлось, кажется, уже смущенно отворачиваться. Публичные признания Стрелкова, премьерство «политтехнолога» Бородая, призыв Ахметова к стачке…

Если коротко, то обозначилась группа российских персонажей, -- с уже раскопанным вдумчивыми читателями занятным бэкграундом и, соответственно, совершенно конкретными спонсорами. Которая, как выясняется, восприняла историю с Донецком и Луганском как настоящее начало настоящего похода за восстановление настоящего величия священной Империи.

Этот «протуберанец духа», воспеваемый любителем Северной Кореи Александром Прохановым и жирным холуем из «Спутника и погрома», неизбежно должен был возникнуть после отложенной на 20 лет сбычи мечт безумных участников октябрьского 1993-го года штурма Останкино. Все то, что кипело тогда в головах баркашовцев, зиговавших у московского Белого дома перед налетом на мэрию и поездкой к телецентру, теперь стало основным содержанием главных федеральных телеканалов – круглосуточных инструментов массового и монопольного промывания мозгов. Естественно, многие подумали, что пора.

Мощный мутный поток «русского возрождения», прорвавшийся в Донецке и Луганске, уже вынес и еще наверняка вынесет на свет божий таких представителей нашего родного бестиария, о существовании которых мы и не подозревали. Вся эта силушка, двадцать лет учившаяся стрелять в полуподпольных тирах, впитывавшая всякую чушь от «Вед» и «Протоколов сионских мудрецов» до откровений Александра Гельевича Дугина, частично прорывшая себе норы в высокие кабинеты и научившаяся зарабатывать деньги в суровом и ненавистном мире беспринципного либерального капитализма, вылезла из вонючего чулана и расправляет крылья. Такие пламенные революционеры, заслышавшие рев боевых труб телеканала «Россия».

Но хозяева вентилятора – все еще достаточно прагматичные ребята, которые, по-видимому, дают себе труд противостоять наведенному ими же самими мороку. Пламенные революционеры нужны им только до определенного предела, как сугубо тактический инструмент. Этот инструмент просто выбрасывается, когда цель достигнута – или достигнут предел, за которым последствия применения инструмента становятся неудобны, неприятны и плохо прогнозируемы. Красная армия, вместо того, чтобы идти на помощь Кибальчишу -- бывшему политтехнологу, отправляется в места постоянной дислокации по приказу того, кто в ветвистом мире фантазий революционеров уже почти занял место, подобающее вождю. Это, безусловно, драма, но она ведь возникает всегда, когда прагматики имеют дело с фанатиками: как говорится, ничего личного.

Вспомним, например, Чечню. Для того, чтобы перестать сражаться за независимость, перейти на сторону вчерашнего противника и буквально не щадя жизни годами преследовать боевиков в лесистых чеченских предгорьях, надо быть в известной мере фанатиком. Пишу это, будучи лично знаком с братьями Ямадаевыми и зная их как людей, заслуживающих исключительного уважения и своим героизмом в бою, и мужеством своего однажды раз и навсегда сделанного выбора.

Империя за такое награждает. Но империя довольно давно стала очагом, нарисованным на холсте, за которым вместо сказочного театра - фирма оптовой торговли углеводородами. Хорошо это или плохо, но там давно нет седовласых имперских генералов в орденах и эполетах, а есть только прагматичные менеджеры. И фанатики всегда оказываются в диком, нелепом, немыслимом с их точки зрения, положении, в ситуации краха всей системы координат, когда прагматики, которых они имели неосторожность принять за своих, говорят им свое спокойное, корректное: «Спасибо, вы свободны».
Ты за них идешь после нескольких лет беспрерывной гражданской войны у себя дома на чужую войну в Южную Осетию, -- а они буквально через несколько дней скармливают тебя твоим же более прагматичным соплеменникам. Потому что этого требуют интересы реальной политики. В которой нет места шекспировским страстям и вагнеровским саунд-трекам, как бы кому-то этого ни хотелось. Сегодня ты герой борьбы с фашизмом, а завтра тебе вдруг могут напомнить о существовании в УК РФ статьи про участие в незаконных вооруженных формированиях на территории иностранных государств.

Есть, правда, мнение, что хозяева вентилятора считают за правило ни при каких обстоятельствах своих не бросать. О том, успели ли эти Че Гевары из РНЕ стать настолько своими, мы узнаем из следующих серий. Они обязательно будут – они всегда бывают, когда начинаются кровавые манипуляции с картами границ на территории распадающихся империй. Обязательность продолжения уже не зависит от степени прагматизма прагматиков. С самим характером продолжения, с кульминацией и с развязкой тоже могут быть проблемы.

4th-Jul-2013 08:25 pm - Тахрир нон стоп
«Братья мусульмане» лишь год продержались у власти в Египте. Это настолько небольшой срок, что теперь уже ясно: победа Мурси на президентских выборах была не окончанием периода революционной турбулентности, а только эпизодом в истории, которая обнаруживает тенденцию к затягиванию.

***

Международная реакция на фактическое отстранение Мурси от власти вечером 3 июля свидетельствует о замешательстве среди главных акторов. С одной стороны, быстрый провал исламистов – безусловный плюс: у их сторонников по всему миру больше нет примера политического успеха движения, шедшего к власти целые десятилетия, наконец достигшего своих целей и приступившего к реализации своей программы.

Оказалось, что кроме программы необходимы еще и определенные политические навыки и способности – причем выдающиеся, если учесть крайне непростую социальную и экономическую ситуацию Египта. Навыки и способности оказались в дефиците – это было достаточно очевидно и год назад, но этот год стал наглядным примером управленческой недееспособности исламистов.

С другой стороны, военный переворот как метод разрешения политического кризиса – это не совсем то, чего западное сообщество готово не заметить. Каким бы ни был Мурси, его правление было легитимировано выборами. Демократические процедуры и институты не подразумевают отстранения избранного главы государства силой даже в том случае, если через год его нахождения у власти на улицу вышло достаточно недовольных его правлением людей.

***

Возникает эффект запаздывания. Первый Тахрир, в результате которого ушел президент Мубарак, вызвал в регионе и в мире некоторую эйфорию. Хотя с самого начала было очевидно, что власть в итоге окажется в руках исламистов. И даже если они займут руководящие позиции в стране в результате демократического голосования, то, что у них получится в итоге, будет трудно назвать рафинированной демократией. На эти абсолютно очевидные вещи многие были готовы закрыть глаза.

Сейчас, когда второй Тахрир, поддержанный египетской армией создал возможность перезапуска демократии в Египте, закрывать глаза всем вдруг расхотелось. До такой степени, что часть американского политического истеблишмента уже готова поставить вопрос о прекращении экономической помощи Египту. В Каире закрываются посольства, внешнеполитические ведомства предостерегают туристов от поездок в страну, которая кормит благодаря туризму значительную часть своего многомиллионного населения.

Тахрир-2 создал гипотетическую возможность формирования в Египте вполне приемлемого режима, который можно было бы описать как, если угодно, более интеллигентную версию режима Мубарака – или даже как своего рода кемалистскую альтернативу. Когда армия не просто закрепляет свою власть и имитирует демократические процедуры, подавляя при этом любую оппозицию, а признает демократические процедуры как необходимую составляющую модернизации страны и становится их гарантом – возможно, на долгие годы.

***

Еще раз попытаться воспроизвести эту кемалистскую альтернативу Египет может только при поддержке извне. Это тем более сложно в ситуации, когда Турция – модельная страна, родина этой политической схемы, -- сама склонна переосмысливать ее и искать новые пути развития. Но сам успех Турции, которая теперь, через 90 лет после прихода Кемаля к власти, может позволить себе выбирать новые пути с высоты занимаемого положения экономически мощной региональной державы, члена НАТО, покоится на кемалистском фундаменте.

Если этот тренд не будет поддержан извне, Египет, этот гигант северо-восточной Африки, рискует погрузиться в хаос, признаки которого уже заметны в уличных столкновениях сторонников и противников Мурси. Поддержка могла бы выражаться как минимум в сохранении программ помощи этой стране, без которых погружение в хаос и беспросветный экономический упадок может стать обвальным. Понятно, что с деньгами сейчас проблемы у всех, но в данном случае экономить не время – если конечно в Брюсселе и Вашингтоне не хотят получить второе Сомали, только не в Индийском океане, а в юго-восточном углу Средиземного моря.

Шанс такого развития событий достаточно велик, поскольку в Египте не видно общественного консенсуса. Даже после провала исламистов у них определенно остается достаточно сторонников, чтобы как минимум затруднить легитимацию будущего режима, каким бы он ни был. Сформировать новые институты самостоятельно не могут ни исламисты, ни их оппоненты, и пока неясно, в состоянии ли армия сыграть в этой ситуации роль гаранта и балансира. Очевидно лишь, что это будет практически невозможно без поддержки извне. Если же армия провалится, открытой откажется перспектива гражданской войны – или как минимум перманентного политического кризиса. Сбросив второго президента за полтора года, легко войти во вкус – но эта привычка не имеет ничего общего с устойчивым институциональным развитием.

Если отказ Запада от помощи Египту станет реальностью – именно сейчас, а не в предыдущем эпизоде, после прихода к власти Мурси, -- это даст массе наблюдателей по всему миру основание утверждать, что именно дестабилизация и хаос, а вовсе не экспорт демократии и модернизация являются западными целями на Ближнем Востоке. Даже если это не так, это будет так выглядеть – а в современном мире видимость подчас важнее содержания. В определенном смысле это экспресс-воспроизведение сирийской ситуации: в Египте провалились как раз те, кого Запад, по-видимому, готов видеть в Сирии на месте Асада. Это в известной степени ломает картину мира, не давая увидеть реально открывающиеся новые возможности.

***

С другой стороны, реальность такова, что помогать Египту с институциональным строительством и экономическим развитием некому, нечем и некогда. И в этом, как ни странно, тоже могут быть свои плюсы. Трудно отделаться от ощущения, что в этих политических кризисах, спорадически возникающих по всему глобусу, рано или поздно выплавится и закалится некая принципиально новая политическая философия. Все эти кризисы, при всей их огромной разности и географической удаленности друг от друга, говорят на самом деле о том, что национальные и наднациональные институты, сложившиеся после Второй мировой войны, не справляются с вызовами первой половины XXIвека и отстают от технологического развития, которое сами же когда-то обеспечили. Возникает мощный заказ на новое концептуальное объяснение мира – и похоже, что главный заказчик – те самые рассерженные горожане. Подрядчик пока не определен, но спрос рано или поздно породит предложение.

Процесс Расула Мирзаева завершился: борца освободили в зале суда, признав, что он отсидел достаточно, чтобы ответить за причинение студенту Ивану Агафонову смерти по неосторожности. Формально считается, что и волки сыты, и овцы целы: Мирзаев вышел на свободу, но Мирзаев отсидел год с четвертью.

Что такого было в этом уголовном деле, чтобы разбираться в нем год с четвертью, с чисто юридической точки зрения понять сложно. Августовским московским вечером студент Иван Агафонов управлял радиоигрушкой в виде машинки у выхода из бара в районе Пушкинской площади. Машинка подъехала к ногам молодой прекрасной женщины. Дальше картина не очень ясна – во всяком случае, тем, кто не читал материалов дела: насколько был Агафонов пьян, груб и назойлив. Насколько бы ни был, кавалер девушки, спортсмен Мирзаев, счел поведение Агафонова недопустимым, ударил его в голову, тот упал и через несколько дней в больнице умер.

Сначала дело расследовалось как причинение вреда здоровью, повлекшее смерть. Затем преступление переквалифицировали на формально более легкий состав. По этой статье полагается «двушечка». Но прокурор просил дать «ниже нижнего», и суд, который в России традиционно к прокурору прислушивается, пошел навстречу. Разница в том, что обычно прокурор просит больше, а не меньше. Но тут вам не Pussy Riot, тут казус, затрагивающий основы межэтнического мира и стабильности в стране. И прокурор проявил несвойственную российской правоохранительной машине гуманность. Всем, кто считает, что гуманность была неуместна, покажут на год и три месяца, которые Мирзаев фактически отбыл в СИЗО.

Но дело уже не в простой соразмерности реально отбытого срока тому, что произошло на выходе из бара. Ведь в конце концов Агафонов мог действительно вести себя так вызывающе, что Мирзаев вынужден был ударить. Иногда ведь правда одного слова достаточно. А дальше -- случайное и трагическое стечение обстоятельств (кстати, вина медиков, пытавшихся спасти Агафонова, судом исключена).

Дело в том, что на выяснение всех этих деталей ушло 15 месяцев. Мы видели много гораздо более сложных и спорных уголовных процессов, укладывавшихся в куда более короткие сроки.

Правда, в большинстве из них те, кто считает, что они в России власть, точно знали и продолжают знать, на какой они стороне (думаю, допущение о том, что власть в России имеет прямое отношение ко всем политически резонансным процессам, николму не покажется фантастическим).

А процесс Мирзаева в этом смысле другой. Тут нельзя было принимать сторону. Посадить – значило вызвать шквал возмущения на Северном Кавказе и внутри северокавказской общины за пределами региона. Отпустить – с большой вероятностью спровоцировать новую Манежную площадь и уж точно своими же собственными руками усилить колонну националистов на всех будущих Болотных площадях и проспектах Сахарова. Тут, бесспорно, было о чем подумать, и тот факт, что они думали, говорит о них скорее хорошо, недели плохо. Думали, думали -- и дотянули ровно до того момента, когда оказалось можно одним выстрелом убить обоих зайцев – и отпустить, и в то же время наказать.

Что ж, это дипломатично. И если говорить-таки о соразмерности наказания, то справедливо. Проблема только в том, что никто уже не верит, что это справедливо. Одни уверены, что Мирзаева зря мытарили 15 месяцев в СИЗО. А другие – и их гораздо, гораздо больше, -- теперь говорят друг другу: «Что ж, жизнь любого из нас стоит 15 месяцев следственного изолятора».

Вообще-то массы неплохо приучать к гуманности и давать 15 месяцев, когда они требуют 10 лет потому, что по природе своей склонны к черной злобе и ксенофобии. Но на контрасте это проигрышное решение: у одного причинение смерти, хоть и по неосторожности, стоит 15 месяцев СИЗО, а у других – хамская выходка в общественном месте тянет на «двушечку». Я не к тому, что Мирзаеву мало дали. Я к тому, что в других случаях слишком часто дают слишком очевидно много.

И еще одна проблема. «Двушечка» для Pussy Riot не нравится большинству на условном проспекте Сахарова, но по душе практически всем на условном «Уралвагонзаводе». Если рассуждать об электоральном потенциале, понятно, что на «Уралвагонзаводе» он больше, и с этой точки зрения «двушечка» для Pussy логична. Но вот отсутствие «двушечки» в случае Расула Мирзаева точно не понравится ни проспекту Сахарова, ни «Уралвагонзаводу». Всюду, кроме Дагестана, нескольких соседних с ним регионов и связанных с ними общин, это будет непопулярный приговор.

Когда Верховный Суд США запретил расовую сегрегацию в школах, это тоже было непопулярное решение. Но те, кто считал его правильным, были готовы последовательно, стратегически отстаивать свою правоту и в конце концов победили. У нас таких просто нет. Сегодня, возможно, осудят - или оправдают? -- Ильяса Саидова -- по обвинению в подготовк е теракта на Красной площади. Понятно, что это вообще про другое, но найдутся люди, которые скажут - мы так и знали, сегодня одного отпустили, завтра другого законопатили. А завтра кто-нибудь из первых лиц приедет соболезновать футбольным фанатам. А послезавтра отдаст по селектору приказ северокавказским главам регионов нарисовать положенные 6% какой-нибудь ЛДПР, за которую не проголосует ни один житель Северного Кавказа, хоть раз слышавший, что о нем говорит Владимир Жириновский.

Да, это называется "и вашим, и нашим". И да, играть по этому принципу можно, но не долго, потому что он подразумевает все более глубокую пропасть между "вашими" и "нашими", которых рано или поздно уже не удастся соединить воедино. А ведь тот, кто играет "и вашим, и нашим", видит себя господином и над теми, и над другими. О том, чем кончаются попытки ехать верхом сразу на двух мулах, знали еще в античности.

1st-Nov-2012 07:30 pm - УПД будьте здоровы
псто лютой, бешеной личной лояльности господину главнокомандующему 

http://publicpost.ru/blog/id/19782/
Не являюсь поклонником Михаила Прохорова. Мне кажется, все что он делал на политической ниве, слишком неоднозначно и даже, я бы сказал, сомнительно. Потому что идешь в Правое дело - иди до конца. Идешь в президенты - нге ходи на инаугурацию к победителю. Делаешь партию - не делай взаимоисключающих заявлений. Ну и так далее.

Но вот в минувшие выходные Прохоров пролил капли дождя на мои иссушенные нивы. Он предложил программу решения национального вопроса. И на него сразу же все накинулись: ах, глупость, ах, измена!

Во-первых, в условиях дефицита идей даже спорная идея - это есть хорошо и перспективно. Единица больше нуля.

А во-вторых, почему глупость-то? Честно говоря, если бы мы представили себе некий тестовый "забег" кандидатов в президенты, в котором они сорвенуются только по нац.вопросу, Прохоров точно получил мой голос. И думаю, еще довольно много голосов. Хотя бы просто потому, что кроме него никто никакой внятной национальной политики не формулирует. Стратегия, которую по указу президента готовят к 1 декабря - пустой звук. Навальный в СИЗО зовет гастарбайтеров на "Русский марш". Пустыня бреда. И вдруг среди нее Прохоров.

Который говорит, что в России не должно быть национальных республик. По-моему, он говорит правильно. И правильно определяет национальные республики как узаконенную систему грабежа граждан и федарльного бюджета.

Ему возражают в том смысле, что в России и так нет национальных республик. Авторы Конституции 1993 года не называли республики национальными. Но если честно, это был примерно такой же по силе "прорыв", как идея мерить успехи в строительстве единой современной гражданской политической нации россиян по числу упоминаний этих слов в ежегодных посланиях президента Федеральному собранию. Всем было понятно: как ни назови республики в период парада суверенитетов, когда страна рассыпалась, они все равно будут национальными. Чеченская будет чеченской, татарстанская - татарской, осетинская - осетинской. Даже если там мультиэтническое население, официозный мультикультурализм и арифметическое меньшинство "титульной национальности", все равно все будет так, как это описывает Прохоров. То есть доминирование одного этноса и в той или иной степени грабеж. Наступить на который - не моги: это поругание достоинства народа Икс, разжигание ненависти и прочее раскачивание лодки.

Итак, это были национальные республики. Они попали в нашгу конституционную модель после 1993 года потому, что архитекторы конституции в ее национальной и федеративной части хоть и были очень продивнутые ученые, но они все равно не могли вырвать из своих голов и сердец ленинскую национальную политику. А ленинская национальная политика - это, скажу я вам, отнюдь не пример для какого бы то ни было подражания. Ленинская национальная политика была реактивна. С ее помощью большевики купили лояльность окраин в распадающейся стране. Никому из них и в голову не приходило, что этническая государственность - это всерьез. Сталин оставил одни оболочки от этих квазигосударствннных образований, - а от некоторых и оболочек не оставил. Но стоило прессу из центра ослабЕть, оболочки наполнились тем, что и предписывала советская конституционная модель - националистическими амбициями.

Аккурат в момент, когда ученые, помогавшие Ельцину писать Конституцию, пытались побороть в себе ленинцев, националистические амбиции попали на почву раздербанивания материальных ресурсов. И уж тут сохранить национальные республики как бастионы, за которыми сложено любовно оторванное от некогда общей экономики, что называется, сам бог велел. Это прекрасным образом совпало с интенциями ельцинского окружения, только что исполнившего тот же вполне естественный маневр по отношению к Союзу. 

А дальше Путин, видя, куда можно приехать на том, что красиво называлось "асимметричная федерация", либо прагматично стремясь пощупать то, что было накоплено за дверями "национальных квартир", либо и то и другое, попробовал со своей вертикалью. И вот неожиданная ожиданность: вертикаль уперлась в начальника региона, а дальше ее просунуть удавалось с трудом или вообще не удавалось. Лояльнейшие из лояльных осетины, когда речь заходит о необходимости снижения значимости административных границ, чего только не начинают приводить в качестве аргументов против этого шага, лежащего, между тем, абсолютно в русле путинской политики.

У нас нарисовались страны. Мы думали, что страшно круты, что не даем им в Конституции называться НАЦИОНАЛЬНЫМИ республиками, а они стали странами. У них границы, территориальные конфликты и - что самое проблематичное - самосознание. 

Это закономерный финал. Говорить, что это все может и дальше уживаться вместе в рамках уникальногот российского модуса сожительства разных народов и разных культур - ложь, пиздеж и провокация. Есть один способ сожительства "материнского" государства с полуотложившимися этнически гетерогенными структурами - империя. В смысле колониальная. Но у колониальных империй - один финал. Ни одна из них не устояла, и тут неважно, пала она по зову сердца венесуэльских боливарианцев или из-за того, что какой-то гад на Темзе или Потомаке башлял за национализм и сепаратизм, мечтая уконтропупить стратегического соперника. Колониальные империи - не жильцы, проверено временем.

Готовы следовать обычной судьбе колониальной империи и распадаться? Идите к Навальному, пишите свою  программу по национальному вопросу, а также запасайте патроны.

Не готовы, хотите жить вместе и считаете, что многонациональность - это ресурс, а не бремя, - слушайте, что говорит Прохоров. Он дело говорит. Республики - зло. Они фиксируют этнические ареалы. Они фиксируют этнические различия. Есть Ингушетия - ингуш в ней дома, а везде в остальных местах - гость. А это бред, если мы говорим о единой стране. ЛЮБОЙ человек в ЛЮБОМ месте страны должен иметь равные права и обязанности и возможности. А культуру и язык сохраняют не путем создания квазигосударств. Турки же в Берлине сохраняют язык и культуру? И вроде не требуют создания отдельной федеральной земли?

Конечно, страна может быть единой, только если в ней есть сознание общности. И его не хватает по многим причнам, не только из-за республик. Но республики - это огромный, с Луну размером, жернов, висящий на шее у этого новорожденного жеребенка, российской общности. И он ему сломает, эту шею. Такая вероятность выше, чем вероятность выжиания жеребенка. Потому что Прохоров лет на 18 опоздал со своими тезисами. Но все-таки, может быть, лучше поздно, чем никогда.

И кстати, когда он сказал, что священнослужители должны убираться из системы светского образования, мне тоже очень понравилось.

23rd-Oct-2012 08:11 pm - 43723
Выборы в Координационный совет выиграл Алексей Навальный. Со счетом 43723 голоса.

Не думаю, что это сюрприз. Навальный, несмотря на отсутствие больших политических удач в последние месяцы -- на самом деле единственный в рядах активных оппозиционеров, кто похож на политического лидера.

Правда, мне что-то трудно разобраться, является ли успехом победа на выборах с числом голосовавших около 80 тысяч человек для лидера, у которого мы предполагаем амбции национального уровня, в стране, где вообще-то, на настоящих выборах федерального уровня, официально голосуют 109 миллионов 860 тысяч 331 человек. Наверное, это не поражение и не провал. Это лишь подтверждение факта, который и без того был более или менее очевиден: Навальный в аудитории протестантов -- самый популярный и самый поддерживаемый лидер. По пути от этой аудитории к аудитории национальной благодаря выборам в КС сделано, наверное, полшага - в том только смысле, что повышена упоминаемость.

Остальной список, в общем-то, тоже не дает ничего: в нем фамилии, которые мы и так слышали в течение всего этого года в контексте (массовых) протестов. Новостей нет: примерно та же количественно ограниченная аудитория, что принмала участие в протестах, выбрала примерно тех же лидеров, которые появлялись у микрофона во время уличных акций. Никто новый не выявлен. Почему следует считать, что прав на микрофон у них теперь больше, чем было до выборов Координационного совета, неясно. Почему этот набор людей станет теперь, в якобы новом качестве членов Координационного совета, эффективней в плане разработки политической тактики и стратегии, также неясно.

Вот http://mn.ru/society_civil/20121023/329331272.html что на эту тему говорит издание "Московские новости": "Чего все они будут добиваться – понятно. Они политики и будут бороться за власть". Вот, как трактует это предположение Яшин: четыре приоритета, на которых «необходимо сосредоточиться» – «поддержка политзаключенных», «просвещение, распространение докладов об итогах путинского правления», «организационная, финансовая и политическая поддержка региональных политиков на выборах» («КС на региональных выборах вполне может заняться организацией праймериз») и, наконец, выработка альтернативной повестки. «Надеюсь, что в течение года мы сможем сформулировать проект политической реформы и ряд законотворческих инициатив, которые будут восприниматься как тот конструктивный проект, в отсутствии которого нас обвиняли на протяжении долгого времени», – говорит "МН" Яшин.

Альтернативная повестка у них - "наконец". Ее формулирование займет год. Гооооод! За год Земля может наскочить на небесную ось, а 43723 человека - забыть, кто такой Навальный. И это даже с большой вероятностью произойдет, если альтернативная повестка не будет сформулирована прямо уже вчера. Действительно, не очень понятно, почему человек, претендующий на лидерство, ничего не сообщает о себе и своей системе взглядов. Не выбрасывает флажков, которые могли бы быть опознаны системой "свой - чужой". То есть его такая система распознает, но только у 43723 человек. Даже странно говорить, что этого мало.

Вот, их могло бы, например, легко быть 43724 - если бы мне было достаточно информации. Но проблема в том, что на это у протестантов как правило один ответ -- "Недостаточно -- иди к черту, без тебя обойдемся". И я не уверен, что эта проблема моя. А не их. А я уверен, что не один. Если бы эта проблема была решена, 43723 человека могли бы однажды превратиться в 43 723 000. И это был бы аргумент. А если решение отложить на год (а с учетом того, что один год и так уже прошел), сумма, может, и не уменьшится. Но едва ли увеличится. А настоящие аргументы останутся в руках тех, кто предъявляет их сейчас. Или перейдут к кому-то другому, более подвижному. 
 
Возможно, проблема с формированием повестки возникает оттого, что нет контрповестки. То есть нет того, чему можно осознанно противоречить. Из ежедневного опыта общения, кстати: "Да кто эти люди?" - "Да те, кто против того, что происходит". - "Да против чего именно?" То, что делает российская власть, не описывается в терминах политики. Поэтому ей, конечно, сложно политически оппонировать. Но кто-то же должен разорвать этот порочный круг и сформулировать хоть что-нибудь, кроме списка из 45 фамилий или идеи поглощения ТНК-ВР "Роснефтью".

Ну, 45 фамилий. Ну, Сечин во главе "Нефтьпрома" (такая компания провидчески фигурировала в прекрасном и смешном фильме "Диктатор"). А дальше - что? Политика подразумевает некоторые фантазии о будущем. Никто ни на Старой, ни на Болотной площади, в общем, не раскрывает своих фантазий. Либо они стесняются, либо фантазий нет. Второе хуже, потому что если нет представления о будущем, то нет и будущего. Вообще никакого. 
http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/214520/ - вот что бывает, когда вместо реального преодоления последствий серьезного конфликта долго занимаются дорогостоящей и громоздкой косметикой. К 20-летию первого в постсоветской России кровопролития на этнической почве прямо в середине тогдашней зоны конфликта взрывается смертник. Ужас? Ужас. Неожиданность? Ничерта подобного. А как вы хотели, если конфликтное сознание постоянно воспроизводится с обеих сторон? Если по 20 лет исполнилось тем, кто родился в лагерях беженцев, а потом две трети жизни провел на позорной свалке, иногда видя развалины родного дома, но не будучи в состоянии даже дойти до них пешком через эту границу - границу между двумя российскими территориями, теоретически - такими же, как Московская и Тульская область. Под бодрые рапорты об окончательном решении вопроса.


Постконфликтная терапия - это не рапорты. И не отчеты о возвращенных ВПЛ. Это вот например совместные летние лагеря для детей, после которых они семьями дружат всю жизнь. Это делали российские и иностранные правозащитники и общественники, для тех очень-очень немногих детей, на которых им хватало сил и средств. А теперь всем этим активистам указано на дверь.

Что ж, в этом даже есть какая-то своя эстетика: если получается так мало, лучше уж тогда пусть совсем не получается. Пусть будут одни отчеты и рапорты. Пусть без помех воспроизводится образ колючей проволоки, намотанной на межу между двумя соседними народами.

Но тогда надо быть готовыми, что эту границу будут пытаться ликвидировать вот таким вот способом. Заминированными машинами.
18th-Oct-2012 05:29 pm - Религия мира
 http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=fpih4soT5oQ
Вот тут шейх Кардауи призывает всех мусульман-суннитов считать Россию врагами, потому что Россия убивает мусульман-суннитов в Сирии. Не прямо, как выходит со слов шейха, но своим оружием и боевыми самолетами. И еще тем, что блокирует в Совбезе решение о бесполетной зоне над Сирией, по аналогией с Ливией.

Что тут сказать? Налицо очередная идеологическая ловушка, в которую российское руководство загнало само себя. Россия в основном скорее делает вид, что поддерживает Асада, чем реально его поддерживает -- ну, во всяком случае, на театре военных действий. Если считать фактами поставки боеприпасов то, что пытаются за таковые выдать некоторые бойкие дяденьки в Турции, то это определенно не идет ни в какое сравнение с тем, что получает из своих источников бородатая армия борцов за свободу. Россия давно уже не в том состоянии, чтобы оказывать поддержку всерьез, - тем более, что у нас замечают обидные реплики, а реплика Асада о том, что он помнит о судьбе Хонекера, была, безусловно обидной.

Итак, делая вид, что она поддерживает Асада - будь то из коммерческих интересов или из неприязни к любым революционным поползновениям, -- Россия добилась, что шейх Кардауи, к мнению которого прислушиваются многие мусульмане--сунниты, назвал ее врагом мусульман-суннитов.

Это, безусловно, очень на пользу стране, где намечаются трения между ее мусульманским (в основном суннитским) меньшинством и остальным населением. Уверен, что среди российских мусульман есть многие, кто не произносит этого вслух, как Кардауи, но так думает -- независимо, конечно, от далекой Сирии, но не без связи с войной на Кавказе. И просто в связи с тем, что ислам как религия диктует одно устройство общества, а российские светские законы и обычаи большинства -- абсолютно другое. Законопослушно жить в такой системе - сложный компромисс, кто идет на него и справляется с ним, достоин уважения. А тут всем сомневающимся объяснили: "компромисс неуместен, вы имеете дело с врагом". Разумеется, это крайне облегчило положение людей, утверждающих, что ислам - религия мира (и, вероятно, пытающихся сделать ее таковой). И еще тех, которые гундят, что ислам и православие (а не образование и технологии) - это как раз те киты, на которых должна покоиться наша модернизируемая страна.

Одно радует: что не одно российское руководство попадает в идеологические ловушки. После убийства посла Штатов в Ливии хер вам, а не запрет полетов над Сирией.

УПД: согласен с замечанием читателя, слово "радость" неуместно, когда погибают люди, кем бы ои ни были.
This page was loaded Nov 18th 2018, 10:38 pm GMT.